Миллениум Литвы как белорусский праздник

Встречу белорусских и литовских историков на круглом столе «Тысячелетие Литвы. Литва и Беларусь 1000 лет рядом» историк Геннадий Саганович (Европейский гуманитарный университет) назвал знаковой, показывающей, что историки стран-соседок «наконец-то созрели до диалога». Диалог касался тысячелетия Литвы, которое отмечается в этом году.

Обсуждение общей истории дается ученым непросто. Не зря же последние 15 лет они в подобном формате не встречались.

Почему отношение к 1000-летию в Литве и Беларуси абсолютно разное?

Упоминание Литвы в летописях связано с убийством. Речь идет о миссионере Бруно Кверфуртском (нем. Bruno von Querfurt). Название «Литва» (Lituae) впервые было упомянуто в Кведлинбургских летописях в 1009 году. В них как раз и фиксировалось убийство язычниками Бруно где-то «в сопределье Руссии и Литвы».

Геннадий Саганович подчеркнул, что сегодня белорусы и литовцы являются прямыми потомками того древнего народа, который проживал по обе стороны современной литовско-белорусской границы.

При этом отношение к 1000-летию в Литве и Беларуси абсолютно разное. В Литве, говорит он, осознание преемственности с именем загадочного народа древнего государства оказало влияние на национальную идею. В Беларуси же возобладали другие ориентиры, менее эффективные для массового сознания.

Историк предполагает: «Если бы формирование белорусской нации проходило под влиянием древней Литвы, политическая история современной Беларуси была бы другая. Было бы сложнее насаждать различные исторические мифы, которыми белорусы жили в течение многих лет. И все же сегодня современным жителям Литвы и Беларуси стоит не тянуть одеяло тысячелетней Литвы на себя. Все же у двух стволов современного дерева есть один общий корень».

Белорусы и литовцы –– одна группа крови?

Заведующий отделом археографии Института истории Литвы Артурас Дубонис считает: «Вольное обращение с парадигмой «Литва» позволяет белорусским ученым так интерпретировать историю и антропологию, что белорусы превращаются и не в литовцев, и не в славян. Часто также термины «балты» и «литовцы» употребляются у белорусских историков как синонимы».

Стараниями белорусских коллег центр Литовского государства оказывается на территории нынешней Беларуси, чего не было, подчеркивает он. И добавляет: «Для этого создается белорусский этнос –– не вполне славянский и не вполне балтский, обладающий высоким уровнем самосознания и способностью к интеграции».

Между тем историк Игорь Чаквин (Институт искусствоведения, этнографии и фольклора НАН Беларуси) убежден, что «население, проживающее от Каунаса до территории Беларуси в районе Днепра –– один антропологический тип. На мой взгляд, разделить древних балтов и славян, проживавших на этой территории, очень сложно». Белорусские ученые настаивают –– название Литва относится к древней территории Беларуси, а нынешние белорусы до начала XX века называли себя литвинами.

Был ли белорусский язык государственным языком ВКЛ?

Литовские ученые, сообщил Артурас Дубонис, не согласны с такой интерпретацией совместной белорусско-литовской истории, когда речь идет о привнесении белорусами литовцам культуры: «Например, говорят о том, что, войдя в контакт с белорусами, представителями более высокой цивилизации, литовцы освоили политические институты, белорусскую городскую культуру, а белорусский язык стал государственным языком ВКЛ».

Артурас Дубонис высказал мнение, что белорусский язык был лишь языком делопроизводства, но не государственным языком ВКЛ. Историк Георгий Голенченко заметил на этот счет — «если термин «государственный» язык не подходит, давайте будем использовать термин «официальный» язык ВКЛ».

Не только относительно Литвы и языка ВКЛ спорят ученые, но и относительно появления названия «Белая Русь». По словам Артураса Дубониса, «по самым оптимистическим данным, название «Белая Русь» появилось лишь в середине XVI века».

Почетный председатель Международной ассоциации белорусистов Адам Мальдис, правда, имеет на этот счет другое мнение: «В письменном источнике название «Белая Русь» впервые упомянуто в середине XІІІ столетия».

Историк Алесь Кравцевич (Белорусское историческое общество, город Гродно) убежден, что термины «Беларусь» и «белорусы» навязаны нам российской администрацией в середине XIX столетия. Беларусь является главной преемницей Великого княжества Литовского, а в ВКЛ доминировал славянский элемент.

Артурас Дубонис оппонирует и «бьет» не в бровь, а в глаз: «Новая белорусская историография отвечает задачам политологии. Концепция ВКЛ вызвана проблемами становления национального сознания и государственности современного белорусского народа. Собирается все, что содействует усилению слабого национального самосознания и прокладывает белорусам путь на запад от славян к балтам, путь от великорусской к европейской цивилизации».

Древняя Литва объединяет белорусов и литовцев

И все же при всем несовпадении позиций ученых древняя Литва объединяет белорусов и литовцев. Это происходит, кстати, несмотря на длительные традиции разъединения в новейшей истории. Алесь Кравцевич заметил: «Не прошли бесследно в этом смысле советские времена. Будучи аспирантом, я не мог найти в библиотеке Академии Наук белорусско-литовский словарь. Его там попросту не было».

Историк, кстати, возглавляет Общественный оргкомитет празднования 1000-летия названия Литва в Беларуси и убежден, что современная Беларусь имеет к тысячелетию Литвы непосредственное отношение. В обращении оргкомитета говорится: «Термины Беларусь и белорусы навязаны нам российской администрацией в середине XIX столетия. Беларусь является главной преемницей Великого княжества Литовского. Наши земли составляли большую часть ВКЛ. Именно на наших землях и восстала великая держава ВКЛ, объединившая в XV веке отдельные княжества-земли, в том числе Новоградское, Полоцкое, Смоленское, Турово-Пинское и Гродненское».