Историк: У нас до сих пор нет основательных работ о сталинских репрессиях

Ирина Кашталян полагает, что этому не способствует ситуация в стране. Поэтому историки обходят "проблемные" моменты либо вообще не берутся за них.

В ночь с 29 на 30 октября 1937 года в минской тюрьме НКВД были расстреляны более 100 представителей интеллектуальной элиты Беларуси — литераторы, ученые, священнослужители. Это была трагедия для нации, но знают ли о ней белорусы? Почему в последние годы тема коммунистических репрессий освещается в белорусских СМИ все меньше и меньше? С этим вопросом Еврорадио обратилось к историку Ирине Кашталян, которая сейчас живет в Германии, где готовит докторскую диссертацию.

Ирина Кашталян: Историки чувствуют, насколько заидеологизирована сегодняшняя белорусская жизнь, видят ту атмосферу в стране, которая мифологизирует СССР и те времена. И видят, что политическая ситуация не меняется уже много лет. И поэтому историки не берутся за эти темы, а ведь они чрезвычайно интересны! Когда историк занимается ХХ веком, темы репрессий просто невозможно обойти, они на каждом шагу. Некоторые исследователи обходят "проблемные" моменты, используя эзопов язык, формулируя свои выводы по-другому, однако основательных работ по изучению периода репрессий до сих пор у нас не возникло. Ведь уже даже подготовка такой работы, не говоря о публикации, наверное, скажется на перспективах такого ученого. А им и так сложно выживать в той ситуации, в которой находится сегодня наша Беларусь. Знаю это на собственном опыте.

Еврорадио: Да, у вас были проблемы с защитой кандидатской диссертации в Беларуси. Теперь вы живете в Германии, продолжаете свою исследовательскую работу?

Ирина Кашталян: Да, кроме написания своей диссертации, я взяла дополнительную работу, которая позволяет изучать устные источники, свидетелей тех давних событий, а я занимаюсь послевоенным периодом 1944-1953 годов. Это очень ценные источники и, к сожалению, у нас в Беларуси их почти что нет.

Ирина Каштелян: Это вопрос к системе издания в Беларуси книг подобного рода. Вопрос этот очень сложный. Если издавать академическое издание такого масштаба, то это очень большая работа. И большие деньги. А эта книжка стала частью проекта, который реализуется немецким "Фондом исследования коммунистических диктатур". И она презентует в целом Беларусь как место памяти жертв репрессий. Также в рамках этого проекта затронуты еще 32 страны. И если для нас это что-то эксклюзивное, то для немцев это комплексная работа, которой они хотят показать масштаб коммунистических репрессий и как сейчас происходит политика памяти в этих странах. Но для Беларуси эта книга действительно уникальна.

В ней катологизированы места репрессий, много фотографий, рассказов свидетелей. Рассказано и показано, где и в каких местах стоят памятники либо есть таблички жертвам репрессий. Найти деньги на такую книгу в Беларуси просто невозможно. Более того, за саму попытку издать ее в нашем крае можно было бы попасть в тюрьму. И для Беларуси издание этой книги в Германии — подарок судьбы. Выход книги показывает, что немцы заинтересовались нашей страной, ее тоталитарной историей.

Ольга Мицкевич





  • Похожие записи:
    1. Известному белорусскому историку И. И. Синчуку — 55 лет
    2. Исторические особенности белорусской народной вышивки
    3. Белорусский историк считает сограждан "чистыми русскими"
    4. Online заходил 30 минут назад Макс Казначеевский
    5. Какие исторические памятники белорусские власти готовы пустить с молотка?
    6. Так называемое литвинство в современной Белоруссии – это один из идеологических продуктов, предназначенных для расчленения русского (восточнославянского) мира. Сегодня уже немало тех, кто отождествляют себя с потомками «древних литвинов», отличая их от литовцев и представляя белорусский народ прямым наследником «литвинского этноса». Белорусские ученые справедливо отмечают, что это явление может стать серьёзной проблемой для белорусов – почти десять миллионов человек рискуют заблудиться в трёх соснах в центре Европы [1].
    7. Откуда пошла земля белорусская