Видные русские историки и их труды.

Сейчас многие ученые задумываются о значении государства в наше время. Как же подходили историки к этой проблеме в XVII-XVIII веках?

Вопрос о взаимоотношении народа и государства служил темой статьи С. М. Соловьева «Начала русской земли": «правительственное начало сплачивало для «общей цели» население, рассеянное по неизмеримым пространствам и лишенное «внутренней централизации». Соловьев считал роль государства в России значительно более активно определяющим направление исторического процесса, чем в странах западной Европы. «Централизация, - указывал Соловьев, - восполняет недостаток внутренней связи, условливается этим недостатком и, разумеется, благодетельна и необходима, ибо без нее все бы распалось и разбрелось». Идеалистически рассматривая государство, как фактор просвещения народа, через приобщение его к европейской цивилизации, Соловьев подчиняет свою историческую концепцию политическому идеалу либеральной буржуазии с ее программой реформ, которые содействовали бы превращению феодальной монархии в монархию буржуазную.

В. О. Ключевский считал государство примеряющим звеном между классовыми противоречиями.

Одной из причин образования крепкого государства историки считали сохранение монархии и самодержавия в России. В. О. Ключевский критиковал в лекциях и печатных работах царское самодержавие, его представителей и окружение, но никогда не выступал против основ буржуазно-помещичьего строя, а с конца XIX века начал поддерживать монархию.

Н. М. Карамзин писал: «Самодержавие есть палладиум России». Он всегда был верным идее, что только самодержавная власть принесет благо России. «Монархическое правление наиболее пригодно для больших государств, а республиканское – для малых». Карамзин рассматривал историю русской земли, как становление единого мощного государства, занявшего свое место в ряду других государств мира. Эта идея проходит красной нитью через все летописи, ее воспринял Карамзин, она пронизывает все его повествование. В работах Н. М. Карамзина читаем: «русский народ, кажется, всегда чувствовал необходимость повиновения и ту истину, что своевольная управа граждан есть великое бедствие для государства. Предмет самодержавия есть не то, чтобы отнять у людей естественную свободу, но чтобы действия их направить к величайшему благу».

С. М. Соловьев «История государства Российского»

В жизни ученого и писателя главные биографические факты – это книги, важнейшие события, мысли. В истории российской науки и литературы было не много жизней, столь же обильных фактами и событиями, как жизнь С. М. Соловьева, крупнейшего русского историка.

В 1845 году Соловьев начал читать лекции в Московском университете. Он был питомцем этого университета: 34 года преподавал в нем, 6 лет стоял во главе как ректор, наконец, в его аудиториях получил первую обработку главный труд жизни Соловьева.

О преподавании Соловьевым русской истории пишет его ученик и последователь Василий Осипович Ключевский: «Чтение Соловьева не трогало и не пленяло, не било не на чувства не на воображение, но оно заставляло размышлять, с кафедры слышался не профессор, читающий в аудитории, а ученый размышляющий вслух в своем кабинете».

Соловьев в своих лекциях большое внимание уделял истории Новгорода, эпохе Петра I и Александра II, внешней политике России, историографии. Усиленной научной деятельностью приготовлялся Соловьев к труду, который стал главным делом его жизни и связал его имя с успехами русской исторической науки и русского общественного сознания.

Приступая к работе над «Историей России» С. М. Соловьев ставил перед собой чисто практическое задание: «Выучиться самому, чтоб в состоянии читать сколько-нибудь достойный университетский курс русской истории и дать средство другим знать основательно свою историю».

Значение трудов С. М. Соловьева, особенно его «Истории России с древнейших времен», очень велико. В изучении истории России XVIII века Соловьев был в значительной мере пионером. Его заслуга заключается в том, что он ввел в научный оборот громадное количество нового материала и изложил его в систематическом порядке, правда, ответив преимущественно на вопросы внешней и внутренней политики и сравнительно мало показав социально-экономические процессы. Но даже при этом, никогда прежде, в продолжении трех десятилетий в историческую литературу, не вливалось так последовательно и так много свежих знаний.

Но, не смотря на достоинства, работа ученого имела некоторые недостатки. Как отмечают его современники, Соловьев не поднялся до уровня классового анализа явлений, хотя бы в пределах того понимания классов и классовой структуры общества, до которого дошла европейская буржуазная историография его времени.

Задолго до смерти С. М. Соловьев высказывал уверенность, что в недалеком будущем напишут историю лучше его. За собой он удерживал заслугу первой тяжелой расчистки пути, первой обработки сырого материала. Но даже при успешном ходе русской исторической критики в нашем научном обороте надолго удержится значительный запас исторических фактов и положений, в том самом виде, как их впервые обработал и высказал С. М. Соловьев. Исследователи долго будут их черпать прямо из его книг, прежде чем успеют проверить их сами по первоисточникам.