Мифы и правда о войне

Мог ли СССР обойтись без ленд-лиза, почему фашисты сжигали белорусские деревни, и кто на самом деле воевал в штрафных батальонах

В постперестроечное время было “модным” ниспровержение любых идеалов. Не стала исключением и тема Второй мировой, которая постепенно перешла в разряд уже информационной войны между разными политическими системами. С течением времени живых свидетелей тех лет, становится все меньше. И постепенно мы вроде как отдаем с такими страданиями добытую Великую Победу. Впрочем, наши историки крепко держат оборону.

Ученые Института истории НАН Беларуси занимаются и своего рода “корректировкой западных данных”. Среди них — младший научный сотрудник отдела военной истории и межгосударственных отношений Ярослав Безлепкин, который исследует историографию США и Великобритании, посвященную периоду Великой Отечественной войны именно на территории Беларуси.

— На протяжении всей послевоенной истории начиная с 1945 года и до сегодняшнего дня в западной литературе существует тенденциозный взгляд на историю Великой Отечественной войны и на роль СССР в победе над нацистской Германией, — рассказывает Ярослав Безлепкин. — В частности, это объясняется и тем, что после окончания Второй мировой войны сотни бывших нацистских генералов и офицеров были привлечены к сотрудничеству и стали работать на западные разведки. Политическим элитам западных стран было выгодно, чтобы в литературе был представлен негативный образ СССР. Поэтому на постсоветском книжном рынке появилось огромное множество мемуаристики с субъективным взглядом на события.

— Любопытно, что в процессе работы Эриксон изучал не только труды белорусских историков, но и роман белорусского писателя Ивана Мележа “Мінскі напрамак”, — говорит белорусский ученый. — Но после смерти Эриксона собранная им богатейшая коллекция материалов по истории Великой Отечественной войны была передана одной из библиотек Шотландии, где, к сожалению, легла “мертвым грузом”. Историк, при жизни отстаивавший идею нормализации отношений между СССР и западными странами, после своей смерти оказался практически забыт.

Занимаясь изучением трудов западных историков, Ярослав Безлепкин выделил наиболее часто встречающиеся “мифы” о войне на территории нашей страны. И выдвинул “контраргументы”, подтвержденные документальными исследованиями уже белорусских ученых.

Советские военнопленные добровольно вступали в немецкие военные формирования.

Один из многочисленных примеров: в августе 1942 года в лагере № 337 на станции Лесная (Барановичский район Брестской области) за отказ вступить в так называемую Русскую освободительную армию Власова гитлеровцы расстреляли 720 советских военнопленных, большей частью командиров Красной армии. Конечно, были и те, кто сотрудничал с немцами, но в западной литературе ничего не пишут о причинах этого. Часть пленных приняла нацистские взгляды и стала бороться против советской власти (например, генерал Власов). Другие были вынуждены согласиться на сотрудничество из-за невыносимых условий в лагерях — по причине антисанитарии, скудной еды и эпидемий умирали сотни человек в день. За малейшее неповиновение нацистам следовал расстрел. Временное сотрудничество с нацистами казалось спасением из лагерного ада. Некоторые из сотрудничавших с нацистами впоследствии перешли к партизанам.

Белорусские деревни сжигались исключительно из-за растущего партизанского движения.

Карательные операции против местного населения деревень проводились задолго до того, как партизанское движение приобрело широкий размах. В июле — августе 1941 года в южных районах Брестской, Пинской, Полесской, Гомельской, Минской областей была проведена крупная карательная акция “Припятские болота” со сжиганием деревень, в которой принимали участие войска вермахта и СС.