а мне еще хочется вырезкудной статейки в газете указать. Смысл ее в том, что один гражданин из Вит

1. Какое отношение вообще Суворов имеет к православию, чтобы ему возводить храм? Какие чудеса во имя Иисуса Христа и христианства он совершил? Никаких. А прославил себя массовыми убийствами христиан – причем, христиан православных (и белорусов, и русских). Как же можно убийце православных людей возводить храм? И чему молиться в таком храме – воспевать главное нарушение Заповеди Бога «Не убей»?

2. Какое отношение Суворов имеет к Белорусской Церкви? Да никакого. В 1794 г. когда его войска осуществляли тут полицейскую операцию по подавлению белорусского восстания, у нас была совершенно иная, своя Церковь – православная униатская, и никто на территории Брестской области не исповедовал веру РПЦ Москвы. И только в 1839 году последовал указ российского царя, запрещавший Белорусскую Церковь и богослужения в Беларуси на белорусском языке, в том числе указ предусматривал сожжение всех Библий на белорусском языке.

3. Что вообще делал Суворов в Кобрине? Энциклопедия «Беларусь» (Минск, 1995) пишет: кроваво подавлял восстание белорусского народа. То есть, воевал против нас, белорусов, пытавшихся отстоять существование нашего национального государства. Как же сегодня, в независимой Беларуси, можно создавать храм-памятник одиозному палачу и врагу нашей государственности? Напомню, что в 1794 г. Екатерина II, дабы окончательно ликвидировать государственность Польши и Великого княжества Литовского и Русского (то есть Беларуси), вводит сюда оккупационные войска, руководимые Суворовым. Против оккупантов восстал весь белорусский и польский народ, восстанием руководил белорус Тадеуш Костюшко (1746-1817), а конкретно белорусским восстанием – белорус Якуб Ясинский (1761-1794), погибший от рук солдат Суворова в возрасте 33 лет. Суворов потопил Беларусь и Польшу в крови – в буквальном смысле слова. Местное население подвергалось массовым казням, как во время оккупации Гитлера, Суворов нещадно убивал белорусских партизан, всюду по пути следования своих войск Суворов оставлял вереницы виселиц с повешенными белорусами. Кульминация резни настала в предместье Варшавы Праге, куда отступили польско-белорусские повстанцы. Там солдаты и казаки Суворова вырезали все население, сопровождая погром массовыми изнасилованиями и пытками, а ради устрашения стали носить на пиках и штыках трупики мертвых младенцев. Это, надо понимать, создатели храма-памятника и называют «Суворовским духовным наследством»: носить на штыках мертвых христианских младенцев. Великое духовное и богоугодное дело!