Н. Кирмель: Евразийская интеграция и культурное сотрудничество

Евразийская интеграция и культурное сотрудничество

К числу достижений российско-белорусского союзного строительства смело можно отнести увеличение товарооборота между двумя странами, отсутствие границы и таможенного барьера, создание правовой основы социального равенства белорусов и россиян и т. д. Однако, несмотря на успехи российско-белорусского интеграционного проекта, все большую тревогу и озабоченность стали вызывать в последнее время определенные дезинтеграционные тенденции, наметившиеся в государственной пропаганде Республики Беларусь и в околонаучных кругах.

Во-первых, в 2012 году в Белоруссии открыто проявили себя вызывающие по форме и антиисторические по существу попытки изъять из научного оборота и общественного сознания определение всенародной войны 1812 года как войны ОТЕЧЕСТВЕННОЙ; цель этих попыток абсолютно прозрачна - оторвать белорусов от великороссов в прошлом, дабы нанести удар по планам их интеграции в будущем.

Во-вторых, в канун 150-летия польского восстания 1863 года в Белоруссии стали заметны усилия по героизации призывавшего разрушить российскую государственность мятежника Константина Калиновского; цель - превратить этого деятеля в "кумира" сегодняшних разрушителей.

В уходящем году россияне и белорусы провели несколько международных научных конференций, посвященных 200-летию Отечественной войны 1812 года. И вот что обращает на себя внимание: на конференциях, проводимых российскими и белорусскими общественными организациями, ученые в своих выступлениях подчеркивали, что война для белорусов, как и для великороссов, была Отечественной, а на конференциях, организованных государственными учреждениями двух стран, историки отстаивали другую точку зрения – именовали войну "русско-французской", "войной 1812 года" и т. п. Особой активностью, наряду с другими, отличался на этом поприще, например, на прошедшей 23 ноября 2012 года в Белгосуниверситете конференции "Война 1812 года и Белоруссия" профессор Гродненского госуниверситета Вячеслав Швед, предложивший использовать термин "франко-русская война 1812 года".

Отвечая В. Шведу, белорусский историк и политолог Николай Малишевский заметил: "С чего бы это? Свыше половины Великой армии Наполеона, заявившейся в Россию, составляли не французы".

Не знаю, правда это или нет, но, по утверждению ряда белорусских интернет-изданий, помимо Национальной академии наук Республики Беларусь, которая изрядно потрудилась над ревизией истории Отечественной войны 1812 года, приложило руку к поддержке скороспелого исторического ревизионизма и… представительство Россотрудничества в Белоруссии (?).

А вот как аттестуют, например, представители ученых сектора историографии и методов исторических исследований Национальной академии наук РБ упомянутого выше Калиновского: для них он "важен как человек, на котором строится самосознание, как выдающийся деятель, который внес огромный вклад в зарождение белорусской национальной идеи".

В этих неуклюжих попытках, опираясь на модернизированный наскоро образ Калиновского, слепить "белорусскую национальную идею" как идею антирусскую, умалчивают, к чему звал сей "борец за свободу". "Братья! – вещал, обращаясь к жителям края возглавляемый Калиновским Литовский провинциальный комитет. - Королевство восстало. Наши везде бьют москалей. Кровь, которая льется за Неманом, призывает нас к оружию. Ведь и для нас приближается час борьбы с захватчиками за наши священные права, за нашу свободу! Выступим же вместе и дружно, а Бог нам поможет! Боже, спаси Польшу!" А если к тому же учесть, что в издававшейся Калиновским газете понятия "белорусы" не существовало вообще, нетрудно понять, чью именно "национальную идею" внедрял огнем и мечом пан Калиновский и пытаются пропагандировать его сегодняшние апологеты.

Сейчас официальная белорусская историография вместо ранее бытовавшего термина "Польское восстание 1863–1864 гг." используется другой - "Восстание 1863–1864 гг. в Польше, Литве и Беларуси". "…Исчезновение прилагательного "польский" становилось актом символического присвоения этого восстания как "своего", "белорусского"", - пишет белорус Александр Аврукевич. Белорусские историки, говорит он, руководствуясь "национальной целесообразностью", "без каких-либо научных дискуссий, стали радикально пересматриваться трактовки как отдельных событий, процессов, так и целых периодов белорусской истории". А в итоге - "теорию и методологию исследования подменяют черно-белые клише идеологии".

* * *

Сегодня в Белоруссии на материале событий исторического прошлого (1812 год, 1863 год) разворачивается серьезная идеологическая борьба, имеющая остро политическое значение. Власти же, такое складывается впечатление, пока пытаются усидеть на двух стульях. Поэтому, если говорить о евразийской интеграции всерьез, то надо понимать, что культурная составляющая интеграционных проектов игнорироваться не может. Чем, спрашивается, может обернуться продвижение по пути интеграции, если официальная белорусская историография будет и дальше внедрять взгляды, согласно которым периоды Великого княжества Литовского и Речи Посполитой были "золотым веком" белорусской государственности, а присоединение территории нынешней Белоруссии к Российской империи стало началом упадка белорусской культуры и насильственной русификации?

Предпринимаемым попыткам расчленить наше общее историческое прошлое с целью отнять у нас надежду на общее будущее должно быть оказано жесткое информационное противодействие. Научных и культурных сил для этого и в Республике Беларусь, и в Российской Федерации достаточно…

Николай КИРМЕЛЬ | 29.12.2012 |





  • Похожие записи:
    1. Белорусский язык
    2. Некоторые источники утверждают, что мусульман-дёнме сейчас не более 150 тысяч, но они сосредоточены во власти, армии и бизнесе. Другие эксперты указывают, что их в Турции около 1,5 миллионов, а влияние их расширилось, отмечается в публикации.
    3. Советский период в историографии столыпинской реформы
    4. Белорусский историк: Школьные учебники истории страны сегодня лучше, чем 10 лет назад
    5. Историк: «В 1863 году белорусы поддержали не Польшу и Калиновского, а Россию и сударя»
    6. Известному белорусскому историку И. И. Синчуку — 55 лет
    7. Российские и украинские историки признают, что написать общий учебник истории невозможно